Kira-no-shimen

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:57 

Похоже, отдых завершён. Если возможно будет, желал бы до глубокой ночи подготовку не доводить. Будто бы базы для этого хватит?

Теперь пора.

20:59 

Тяжело.

03:01 

Метод пружины таков? Вечер работы не терпел, а ночь который раз держит этот дух.

Как погляжу, недобрый сегодня.

09:29 

19, 20, 21, 22.

Праздник.

Что мне сделать до него и после него так, чтобы он прошёл как можно более безболезненно?

Однако.

08:42 

Утро.

02:00 

Всё потому, что рука тянется к кисти быстрее, чем голова к футону.

Два дня промолчать,
Хуже найду ли бремя?
В памяти имя.

Увы. Я могу знать, чем себя успокоить, но ветер обычно не смиряет волны. Род дракона в душе, в глубине. Он кружит там и идёт волна.
Тихо, тихо. Не ты ли был спокоен чуть не сорок дней? Не тебе ли был дан урок тоже?
Клубись тогда. Если ты беспокоен, и я должен был два дня пробыть таким.

Бывает и так, молчание говорит, что другое не приходило или было знакомым, или ещё нужно подумать о нём, и ни красота вод, ни дыхание земли не привлекали внимания больше, чем странный повод к тишине. Странный, но не необычный.

Мысли были возле тебя, рука находила твою рукоять. Худо видеть тут беспокойство. Видится. Тогда пусть.

Яре яре. Пусть будет "оясуми насай".

...
Было бы иногда хорошо сказать, что чувство и такое и такое, и ещё такое и такое. Но и к нему нужно быть таким же внимательным, как к высаженным растениям. Если бы не было семян, они не выросли бы. Чувство тоже было посажено, и было так, что выбиралось, какое оно может быть. И принималась ответственность тоже.
Поэтому я не буду удивляться беспокойству.

Пройти пройдёт. Помню.

14:26 

Срубая голову пустому мы вбираем его боль, разделяем страдание искупительной жертвы.

01:47 

Взглянул.

Всю эту часть ночи я добирался до записей ночи той прошлой. Я был прав. До сих пор я не интересовался, на что извёл записную книгу, когда напивался.
Тут тоже. Я не скажу, что это совсем бессмысленно, но растерянность глубока.

Наверное, придётся рассекать и передвать иначе.

Что же до Ёири?.. К слову, он Акэти. Его фамилия на Грунте зачернена, как и моя, мне вспомнилось это сходство.

_

23:31 


16:28 

Невидимый, но чувствуемый. Голодный, как пустой.

Неспокоен, в середине живота что-то свернулось и трогает под грудиной. Конечно, я тихо взбешен, и мирен потому, что даже стань я драконом, мне было бы не унестись от йокай тревоги. Прикоснуться к нему? Узнать его? Почувствовать его и назвать его имя? И так лишить сил?
Увы, нет желания. Должен и он насытиться и убраться?

Отчаяние, вообще страдание суть те же. Не больно хочется прикасаться к ним. Скорее выждать, пока пройдут и дать зарок, что впредь нужно бежать того, что может их привести. Учиться не открывать чувства души, чтобы они впрыснули свои семена.

Подход, вредный для моей души.

А вообще же... из-за того, что мне приходилось ночью то и дело зажигать свет и черкать в бумаге, нет ничего странного, что я в странном духе. Кроме того, я выбрал блюда вкусные, но не умиротворяющие. Ничего страшного, но как не побрюзжать, что идеальное лучше?

Если же вспомнить о следствии, то переживать из-за йокай можно. Желать тепла одеяла можно, но есть дела и обязанности. Внимание йокаю? Уже уделил. Если он не исчезнет, пока буду разбираться с обязанностями, буду почти рад его исследовать и возлюбить.

Что-то я нервный и ёрничаю. Впрочем да. Он же вполне заражает меня своей сущностью? Яре-яре.


.
Невидимое сражение без применения меча, кроме воссоединения с внутренним.

@настроение: кровожадное и дикое, но спокойное.

18:43 

наг

Здесь бьётся о камень волна, пропадает пена в прибрежье, рождается вновь. Здесь согнулась трава под каплями воды, звать ли мне её "куша"? Здесь омут, и где-то на дне то, что пытаюсь достичь. Видно, прежде придётся постичь, здесь суждено дышать под водой, тяжелой страданий водой, и видеть во мгле, отчаянья мгле, чтобы быть тобой и владеть.

18:42 

ваджраяна

"Звезды, темень и свет,
Марево, иней и пузырь на воде,
Сон, молния и облако —
Именно так и должно взирать на происходящее".


Нет, этот мир настоящий, этот радужный, горький сон. И этот пузырь на воде, и марево, звёзды, темень и свет. Радость, привязанность, страх, сомнене, искры любви. Взирать на них? Нет, жить и там, разве только, знать, что след пены не вечен в камнях.

Внутри и снаружи одно не одно.

22:48 

продолжить


14:05 

Гордость после сражения. Плохо.

Нравится, нравится. Режим работы был прочувствован, как не радоваться? Как не прислушаться и не признать - да я устал, но теперь.
Когда прочувствовал, разве не разбирало удовлетворение?
Я играл бы с этими знаниями, и играл правда. Каким бы ни было то, что выходит из под руки, а жар требует выражения.
Раз так, чего странного было, что и разыграл, и заворожил, и тронул признательность?
Можно гордиться. Не ночная пытка, а разгон. Пружина до предела сжатая.
Горжусь? Эту энергию нужно пустить в расход, а тело приняло усталость и не будет выходом. И руки, и дыхание слабы, разве что реет торжество.

Как тогда не любить дождя за холод капель и созвездия кипени в лужах?
Дрожи, рука, душа, благодари тепло тех, кто был дровами приготовляемому костру.

Рассыпется всё составное и радость тоже. Хорошо. Жар нужен к поводу, а здесь справился.

08:28 

.

05:17 

Когда я закончу, обязательно подумаю обо всём этом и посозерцаю умозрительно. В таком состоянии опасно засыпать.

04:59 

Сумерки. Это небо почти дневное, первый свист птиц тронул его.

Листва ещё не пробуждена, ещё поникшая. Пройдёт пара часов, и невидимками вспрянет навстречу лучам.

03:30 

Эти часы долгой ночи выпадают так редко, что с хорошим настроением решительно ничто не может справиться.
Наверное потому, что даже эти часы не время одиночества.

15:05 

Протяжно всклинула птица, рокот пронёсся вслед мелькнувшим крыльям. Сумерки сжали кольцо, жар прерывается вздохами ветра, и вот... задрожала под каплей листва.
Шумно, и хлещет, и свищет, и стук.
Град по земле.

13:36 

шёпот и лепет,
колеблется лист, там
за плотной сёдзи.

твой взмах, тень листа,
кисть повторит. Продолжит
позже - тень клинка.

главная