Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Kira-no-shimen

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:33 

III-II

*
…мы в болезненно тяжёлом положении, весь Готей, но сочувствие, давящее на наши плечи, не делает нас сильнее. Безусловно жёсткая рука стянула нуждой шинигами наших отрядов.
Ушли мгновения, когда можно было любоваться каплями дождя, скользящими в розы в саду. Мгновения боли пришли им навстречу – моё воспоминание, мы не смогли уследить…
Капли дождя, как капли моего сожаления. Я был безжалостен с капитаном, но больше не будет слов, чтобы просить время простить меня за него.
*
…Отдыха нет, и если меня звали железным, то я сейчас вынужденно чувствую себя таким. Седина окалины на старой черноте металла, и отчаяние силится выплавляться в нас во что-то большее, нежели слепая грусть.
Опущенные рукава…

Всё старание на то, чтобы преодолеть рубеж. Выступают новые души, волна банкай возносит их туда, где высились прежде столпы наших надежд…
*
…Чувствую себя руиной, когда молодые деревца наберут сок, я передам дела, моё время прошло, и, в уединении, я буду ждать и верить, пока не придёт мой черёд просить извинения…

**
Выдержки из рукописных страниц столетней давности.

09:28 

Воплощение давно задуманной картины пока не удаётся мне вполне. Один её вариант готов, но нелюбим мной из-за её статичности. Другие набросаны, но ухватить ту самую точку всё же тяжело. Дело в том, что во сне видишь всё с разных углов. Главное, от себя, и чувствуешь и положение клинка, и то - невидимое - позади, и вот - смотришь от лица поверженной головы;
а соединить всё в одной картине...
Кажется, что сам размер и форма границ листка против - и до сих пор пробую. Она очень трудная, но и изображённое по сути не просто.
Я буду рад, как празднику, в один из этих зимних дней перенести в неё всё, что разрознёнными элементами так связывалось в сновидении.

19:22 

Ибара - терновник

Разговор, подхваченный на женской спальной половине отряда;
Действующие лица: Та, кто с занпакто Ибара некоторое время назад искала души для Консо на севере Японии; её подруга; другие женщины-шинигами.

|

00:12 

Зимний час пробил, минула осень.

22:48 

<...>Все вижу и
слышу: страданья твои велики. С такою нежною душою терпеть такие грубые
обвиненья; с такими возвышенными чувствами жить посреди таких грубых,
неуклюжих людей, каковы жители пошлого городка, в котором ты поселился,
которых уже одно бесчувственное, топорное прикосновение в силах разбить,
даже без их ведома, лучшую драгоценность сердечную, медвежьей лапой ударить
по тончайшим струнам душевным, данным на то, чтобы выпеть небесные звуки, -
расстроить и разорвать их, видеть, в прибавленье ко всему этому, ежедневно
происходящие мерзости н терпеть презренье от презренных! Все это тяжело,
знаю. Твои страданья телесные тяжелы не меньше: твои нервические недуги,
твоя тоска и эти страшные припадки агонии, которою ты одержим теперь, - все
это тяжело, тяжело, и ничего больше не могу сказать тебе, как только:
тяжело! Но вот тебе утешенье. Это еще начало; оскорблений тебе будет еще
больше: предстанут тебе еще сильнейшие борьбы<...>


Что может звучать утешительнее? "Это ещё начало", - встань и иди. Талифа куми, вот так и скажи своей душе.
... Однако, у этого больного человека, видно, была цель. Взялся бы он писать и знать, какой жёсткий ответ ему пошлют, если бы желал утешением слышать позволение отползти от дел и почивать, пока не не выйдет дыхание?

Прошли сто пятьдесят лет, но даже в малом приходится часто себе напомнить, что будет трудно, и что стоять, и что "сейчас" прежде всего, и что не должно быть тревог там, где речь о долге.

... Занудствую, очень.

00:52 

Я думаю, я буду желать убить новую бабочку, несмотря на то, что она почти как ждал и почти даже с зубами.
Да, мне важно, каким путём она доставит мои слова.

Да, мне важно, чтобы я мог выбрать.

...
...
Адское создание.

ками.

18:19 

Каутилья, трактат об управлении, но другого человека, другого времени, другой земли.

<...>Я вам помогу их привести в порядок, но только выполните
следующую за сим просьбу добросовестно, как только можно, - не так, как
привыкла исполнять ваш брат - страстная женщина, которая из десяти слов
восемь пропустит и ответит только на два, затем что они пришлись ей
как-нибудь по сердцу, но так, как наш брат - холодный, бесстрастный мужчина,
или, лучше, как деловой, толковый чиновник, который, ничего не принимая
особенно к своему сердцу, отвечает ровно на все пункты.
Вы должны ради меня начать вновь рассмотрение вашего губернского
города. Во-первых, вы мне должны назвать все главные лица в городе по
именам, отчествам и фамилиям, всех чиновников до единого. Мне это нужно. Я
должен быть им так же другом, как вы сами должны быть другом им всем без
исключенья. Во-вторых, вы должны мне написать, в чем именно должность
каждого. Все это вы должны узнать лично от них самих, а не кого-либо
другого. Разговорившись со всяким, вы должны спросить его, в чем состоит его
должность, чтобы он назвал вам все ее предметы и означил ее пределы. Это
будет первый вопрос. Потом попросите его, чтобы он изъяснил вам, чем именно
и сколько в этой должности, под условием нынешних обстоятельств, можно
сделать добра. Это будет второй вопрос. Потом, что именно и сколько в этой
же самой должности можно наделать зла. Это будет третий вопрос.

Потом на той же страничке, насупротив того же места или на другом лоскутке бумаги -
ваши собственные замечания, что вы заметили о каждом господине в особенности, что
говорят о нем другие, словом - все, что можно прибавить о нем со стороны.
<...>

Итак, узнайте об них обо всех в подробности. Одну сторону
этого дела вы узнаете от священников, другую от полицмейстера, если
потрудитесь с ним хорошенько разговориться об этом предмете, третью сторону
узнаете от них самих, если не побрезгуете разговориться с которым -нибудь из
них, хотя при выходе из церкви в воскресный день. Все забранные сведения
послужат к тому, что очертят перед вами примерный образ мещанина и купца,
чем он должен быть на самом деле;

<...>

02:16 

Я думал, почему у меня посреди ночи такие нехорошие предчувствия. Я не люблю прерывать ночной отдых, но это было не зря.
Пожалуйста. Провалился в... место где не светит солнце.

!

!

!

Я правильно понимаю, мне не дадут заниматься археологией?
|

Всё, обратно.

21:55 

Ни в одном трактате этого не было. Пятьдесят раз с тех пор, как он это узнал, проходили листопады, орошали грязь серебристые дожди, расцветали деревья, всё умирало и спало под снегом.
Что это приносило? Горечь? Сожаление? Смирение? Злость? Ярость?
Держал запястье на рукояти. Сырость на скрученных нитях, шершавых. Цвет фонаря и цвета ночи.
Сейчас? Трепетное чувство любви, за которыми были они – горячие и готовые что-то сокрушить. Ни в одном трактате не говорилось, как знать, что был услышан, когда знаешь наверняка, что не был.

А потом? Оно, то безмолвное чувство. Ещё чувство нитей под пальцами, как апостроф повисшей в небе земли. И жар, и бескрайность. У того, у чего нет имени, пусто.

…Оно есть.

22:57 

По-моему, болезнь тоже решила меня проведать в этот день. Её горячая рука на лбу, о, её напутственных слов мне не хватало бы.

23:41 

www.diary.ru/~rolebleach/p130893362.htm?from=la...

Не снижая скорости...

...

...


?!

18:07 

22:08 

День долгого прощания и ещё этой книги. Чуждая, но в ней есть осколки красивого, неизменного, как ясность неба. Оно так и дано, осколками.
Похоже, сегодня больше смотрю сквозь, ни за что не цепляюсь. Не очень приятное, такое чужое, как эта книга.

Даже слова о новелле мной задержаны, будто и не их время тоже.
Два черновика, и один был бы готов, но - ботаническая деталь, и диалог хайку не будет таким.

*
Нет, ещё главу, и другое назавтра. Мне даже тревожиться - лучше, чем... не знаю даже что.


!Ко всему, я забыл совершенно, что увижу скоро эти запущенные дикие края. А ведь два дня - и будут они.
Если бы позволил себе отчаяться, это было бы оно. Не удивительно, что я молчалив опять и знать не знаю, как на это жаловаться.

!!

23:19 

Добрался до оврага, видел, как горит красота. Много красных искр. Не знаю, зачем стоят кругом.


Во имя спасения головы - спать.

00:02 

Композиция найдена, теперь карандаш слушается.

...есть вещи, в которых они очень резки, и стратеги, и тактики. Может быть. Но у них были хорошие учителя во всём, кроме этики и права.


*
Нет, не думаю, что сегодня допишу. Усталость.


*

терпение и
вера, уверенность - в нём
и себе выбрал.

лист кружит, но что лист рядом с клинком из воли?

17:22 

Кто-то бы из окружения сказал бы, что смерть бабочки есть непременно ужасный знак, но я могу сказать, что смерть бабочки - это просто смерть бабочки.

Тем более, что это даже не смерть, а очень глубокий её летаргический сон. А если и знак, то зимы.
Хотя признаю, бабочки почему-то стали очень недолгоживущими созданиями.

@настроение: раздумчивое

01:19 

День, ночь, сумерки, свет фонаря снаружи, зарево лап, огонёк над подсвечником. Каким бы ни был свет, даже густая чернота, мне нравится он весь.
И то же – настроение. Люблю его, в каких бы ни представал красках.

Со ра нэ, преодолеть отчуждённость в себе – странный шаг, когда не знаешь, как обратиться к душе. И можно примириться с ней, но не её сердцем и наоборот, не принимать её – но ценить её сердце. И при этом любить горячо и бережно.
Самый ценный друг.

Не значит, что непременно в душе будет что-то выдающееся, чтобы разделить. Отправленный день, тихий день, и она, тишина, особенная тоже.

@настроение: спокойное

05:04 

Себя достаточно намучив, могу идти ко сну довольным.

06:12 

Утро.

22:02 

Вот так. Предплечьям жёстко от катаны, и на плече её спокойная твёрдость.
Тогда что "сейчас"? Можно быть спокойным.


...и делать дело. Которо тоже можно делать и беспокойным. Жалобная книга.

*
К слову, выяснилось, что было то (есть) из-за отъединённости. Свойственна, если сомневаюсь или вообще мне плохо. Тогда я бы и никого не подпусил: "не делить худого", а что ещё, когда не ладится?
Тут тоже обошёл вниманием. И "мириться" мне трудно: оправдываться не в чем и не могу, объясняться - тоже. Обещать - и это нет, потому что - "что слова, когда дела нет".
И обидел, а хуже, расстраиваюсь, зная об этом, так, что выслушать их будет тоже для меня испытанием.

Точно, жалобная книга. Но - "быть спокойным", и другая книга - не кончена.


Круг луны будет совершенно полный, и вечерний воздух был каков, и ещё были под и над тревогой ясные минуты дня, и будут. Но что-то "неправильное". Правильное есть, а чувствуется именно "не-".
Осень!

А я прежде писал, что - слабость, и ещё припишу, что чурбан. Но увы, чурбану писать нечем. И незачем.

главная